Parcenter.ru

Все про домашних животных
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Черный ворон вики

Ворона и ворон

Ворона и ворон — птицы семейства врановых, отряда воробьинообразных. Отличаются внешним сходством и повышенной готичностью, поэтому популярны в разных произведениях. А ещё их всё время путают.

Содержание

Чем они отличаются? [ править ]

Ворона — птица помойная и совсем нередкая. Живёт в городе, питается мусором, но сыр любит больше. Жителям Европейской части России и Западной Сибири нетрудно отличить её от ворона: у восточноевропейской вороны серые бока.

Ворон — птица редкая, благородная и чрезвычайно готичная. Живёт в лесу (максимум — может поселиться в большом городском парке или леске недалеко от села), питается падалью, крупный (значительно крупнее вороны), долгоживущий. То, что ворон живёт триста лет — миф, но 60-70 лет в неволе протянуть вполне способен.

А ещё вóроны — абсолютные моногамы и заключают один брак на всю жизнь (как и орлы, например, и как 40 видов так называемых высших птиц), а вот ворóны — нет.

Также вóроны живут парами, а ворóны — стаями (не столь крупными, как колонии грачей, но до сотни особей — запросто). Вóроны же чужаков (даже сородичей) на своей территории не терпят. Потому при приручении вороны заметно дружелюбней и социальней, ворон же хоть и верен хозяину может пытаться прибить и прогнать всех кроме него. Горожане же часто по ошибке зовут ворóнами вполне стайных грачей.

Наконец, проще всего их различить по крику: перепутать отрывистое звонкое «Кар!» ворóны с гулким протяжным «Ток!» или «Крух!» вóрона практически невозможно. Даже не разбирающийся в птицах человек, услышав один раз оба крика, больше их не спутает.

Чем они похожи? [ править ]

Обе птицы умные, способны использовать простейшие орудия и учиться человеческой речи (хотя ворон лучший имитатор звуков, чем ворона: он и в дикой природе весьма разнообразен и креативен в криках, в то время как ворона издает только однообразное «кар»). Западноевропейская чёрная ворона по уровню готичности и зловещести ничем не уступает ворону. И ту, и другую птицу можно приручить.

Со своей территории пищевых конкурентов гоняют и те, и другие. И до 2-3-летнего возраста вóроны живут фактически в стае.

Американский ворон [ править ]

В Новом Свете же проживает птица, которую на английском называют — «american crow» (англ.crow — ворóна), переводят — «Американский ворон». Это вообще третий вид, который у нас принято относить к вóронам, но более социализированный, чем наш ворон — живут они в некотором подобии стай, что сближает их с ворóнами. И размерами они с ворону. Поэтому сами американцы вóронами их не считают.

Где встречаются [ править ]

  • Хугин и Мунин (древнеисландский — «Мысль» и «Память»), два ворона Одина в скандинавской мифологии. Естественно, если где-то участвует этот немаловажный бог, или хотя бы изображаются Викинги — вороны обязательны. Либо как символ мудрости, либо как символ жертвенности, либо просто пирующие на мясе убитых падальщики.
  • В Христианстве есть одна причина относиться к персонажам статьи негативно: ворон не донёс Ною об окончании Потопа. Ну, и с чисто культурной точки зрения — птица чёрная, любит падаль, звуки не особо приятные… Однако со временем они стали традиционными питомцами монахов-отшельников, которым приносили еду в пустыне. Соответственно, и символом отшельничества. Ничего так перекличка в ПЛиО получается…
  • Басня Крылова «Лисица и Ворона».
  • «Снежная Королева» — Герде помогают ворон и его супруга, живущие в королевском дворце.
  • «Ворон» — самое известное стихотворение Эдгара Аллана По. Готичная птица прилетает к и так страдающему поэту, и усугубляет его муки каркающим ответом на все вопросы: «NEVERMORE» («больше никогда»).
  • К. Льюис, Мерзейшая мощь: питомец положительных героев Барон Корво — галка (jackdaw).
  • Песнь Льда и Пламени: ворон здесь используется в качестве почтовой птицы, наподобие голубя.
  • Арда Толкина: ворон — птица добрая и помогает Свободным народам, а ворона — тварь продажная и шпионит на Сарумана.
  • «Котенок с улицы Лизюкова»: ворона, наделенная волшебными способностями, переносит означенного представителя кошачьих в Африку (потом возвращает).
  • Смешарики: старый ворон Кар Карыч — пафосный артист и интеллигент, мудрый советчик.
  • «Спокойной ночи, малыши»: ворона Каркуша.
  • «Волшебный напиток» Михаэля Энде — ворон Якоб, один из главных героев.
  • «Бродяги Севера» Оливера Кервуда — стая ворон прогнавшая медвежонка Нееву от оленьей туши. Возглавляются крупным самцом по имени Каркарью.
  • Munin про того самого ворона, который собирает свои перья решая головоломки.
  • римейк King’s Bounty: Воин Севера — говорящий ворон умеющий записывать магические свитки, может стать спутником героя, занимая слот под регалию
  • Sandman — ворон Мэтью. При жизни он был человеком, но после смерти переместился в страну снов и принял облик ворона. Морфей часто посылает его по различным поручениям.
  • «Иванко и царь Поганин» — Иванко усыновляет царь воронов Каркарон.
  • «Свадьба соек» — Ворон — главный антагонист этого музыкального фильма. Пытался украсть невесту.
  • Warcraft 3 — друиды Когтя и лично Медив превращаются в воронов. А вот в WoW друидам вручили уже облик совы (если без специальных улучшений).

Ворон(а) как имя собственное [ править ]

Осторожно! Если вы не классик литературы или производитель продуктов ААА-класса, использовать данный ход опасно и грозит убитым штампом! Впрочем, и ААА-классикам тоже в последнее время не рекомендуется.

  • ПЛиО: ворóнами неодобрительно называют Ночной Дозор Одичалые за их чёрную униформу.
    • Там же: Кровавый Ворон Бринден Риверс.
  • Snow Crash: антагонист по прозвищу Ворон (Raven, Dmitry Ravinov). Шаблонно ли такое прозвище для русско-алеутского гарпунщика с ядерной боеголовкой в коляске мотоцикла, решайте сами…
  • Harry Potter: факультет Ravenclaw (Когтевран).
  • The Crow — легендарный фильм о готичном мстителе, прозвище протагониста. Перевели его как Вóрон, хотя слово «crow» означает «ворона» («ворон» по-английски будет «raven»). Многие считают, что так было сделано, чтобы не обзывать «женским» прозвищем такого крутого парня, но есть одно «но». Фигурирующая в фильме птица вида Corvus brachyrhynchos по-русски действительно называется «американский ворон».
  • Gothic и Risen — две игры от одной студии, в одном жанре, и как очевидно фанатам, происходящие в одном мире. В них есть антагонисты: во второй части первой игры — Raven (Ворон) и во второй части второй игры — Crow (Ворона). В русских переводах оба зовутся Ворон.
  • Dishonored: протагонист Корво Аттано. Corvo по-испански — ворон (или ворона).
  • И Корвин Амберский.
  • Royal Quest: магистр Ворон — ментор класса чёрнокнижников. Учитывая мешанину имён в Элении, непонятно, имя это или прозвище.
  • Deadlands: беззаконный индейский шаман Ворон — один из главных антагонистов сеттинга, именно он выпустил Четырех Всадников из Мертвых Земель. Он индеец, ему логично так зваться.
  • Сюжетная арка «Рейвен» (дословно «Ворон») у Ливадного — боевой мех корпорации Сент-Иво, позднее, когда корпорации не стало, этим именем зовётся последний мех типа Raven собранный из чего попало найденного на свалке, в котором заключена личность протагониста ставшего из человека киборгом, а затем и мехом
  • Чёрный отряд: Некий Корвус — мелкий дворянин, колдун-любитель, жертва интриг Хромого. Изрядный позёр. Носил в разное время псевдонимы Ворон(Raven) и Ворона(Crow).
  • Warhammer 40000: Корвус Коракс (corvus corax — ворон обыкновенный). Примарх девятнадцатого легиона, Гвардии Ворона. Да и перед исчезновением внутри Ока Ужаса отослал единственное сообщение — Nevermore (см. выше стихотворение Эдгара Адлана По). Потом обдолбался варпом и научился превращаться в стаю воронов.
  • Diablo-2: Кровавый Ворон, отважная лучница из Сестринства Незрячего Ока. На момент действия игры — демоническая нежить.
    • Это прозвище. До превращения в нежить звали Морейной.

Жизнь — театр

Есть в русских народных песнях какое-то неповторимое очарование в своей, казалось бы, простоте, но в то же время и потрясающей глубине и искренности. Наши песни, наполненные душевной теплотой и вековой житейской мудростью, можно исполнять и в горе, и в радости, и в минуты грусти, и в часы бодрости, и за столом в кругу семьи, и несколькими хоровыми коллективами на торжественных мероприятиях – место русской песне найдётся в нашей жизни всегда и везде.

Одно маленькое «но». Песня «Чёрный ворон» хоть и русская, но наиболее вероятно сначала авторская и лишь потом народная. В начале 19-го века молодой унтер-офицер Невского пехотного полка Николай Фёдорович Верёвкин совмещал тяжёлую армейскую службу с сочинением песен – вспоминая того же его практически современника Дениса Васильевича Давыдова, дворянина, партизана и поэта, мы видим прекрасные и, к сожалению, на сегодняшний день почти полностью утраченные лучше традиции русского офицерства. Николай Фёдорович написал несколько песен, изданных в итоге лишь единожды в «Библиотеке для чтения» в 1837 году, в томе №20. Но песням, в принципе, бумажные носители информации как бы не сильно и нужны – они прекрасно передаются от человека к человеку с одним, правда, побочным эффектом: имя автора, равно как полнота и целостность слов, имеет большую перспективу потеряться и сильно преобразиться.

Возможно, так стало со строкой из написанной Верёвкиным в 1831 году «Песни после учения»: «С командиром-хватом / Любо, братцы, жить», которая трансформировалась в «С нашим атаманом / Любо, братцы, жить» в одной из самых известных казачьих песен (1) . Под цифрами в скобках — пометка откуда взята информация, которая будет перечислена ниже.

И скорее всего такая же судьба постигла другое произведение — «Под зелёною ракитой» — далее вы увидите, что самостоятельная песня «Чёрный ворон» является творчески переработанным вариантом «ракиты», начиная с третьего куплета. Вряд ли Николай Фёдорович бессовестно заимствовал народную песню и сделал своей собственностью. Единственно, мелодии к стихам он действительно брал популярные на тот момент, а тут, к сожалению, исследователи уже ничем помочь не могут в плане нахождения музыкального первоисточника. На основании вышеизложенного, предлагаю считать идею, что именно стихотворение «Под зелёною ракитой» было прообразом «Чёрного ворона», уже состоявшейся гипотезой.

Между тем сам «Чёрный ворон» в чистом виде ушёл в народ и зажил вполне самостоятельной жизнью с абсолютно отличной от «Под зелёною ракитой» мелодией. В своей книге «Картины былого Тихого Дона», изданной в 1909 году, русский генерал и атаман Всевеликого Войска Донского Пётр Николаевич Краснов писал (2) :

«Во время тяжелой борьбы с кавказскими горцами много было совершено подвигов донскими казаками. Очень часто им приходилось в одиночку обороняться от многочисленного и злобного неприятеля. Подвиги, совершенные донскими казаками во время этой шестидесятилетней войны, так многочисленны, что нет возможности перечислить их все. Много казаков полегло в горах и долинах Кавказа и над их никому не известными могилами нет ни креста, ни памятника. Погибшие в одиночку, без свидетелей, донцы умирали в горах, окруженные воронами да хищными орлами. Там зародилась и эта [Чёрный ворон] печальная песня казачья.»

Как мы уже можем судить, вряд ли песня «Чёрный ворон «зародилась» в Кавказских войнах – она лишь видоизменилась, оставив при этом смысл исходного варианта. То же самое, в принципе, было практически со всеми вариациями на тему стихотворения «Под зелёною ракитой».

Читать еще:  Серая ворона описание

Примечательны использования песни «Чёрный ворон» в различных произведениях для театра и кино.

Так, например, известен спектакль «Царь Максимилиан». В литературе первые упоминания о нём появляются в середине 19-го века, а уже в начале 20-го столетия у исследователей имелось более десятка записей этой драмы и несколько зарисовок в воспоминаниях современников. Сегодня и вовсе известно свыше 80 текстов и фрагментов, относящихся к различным периодам своего существования на протяжении полутора веков. В нашем случае этот представитель народной драмы является особенным по причине вхождения в него песни «Чёрный ворон», исполняемой по сюжету арабом! (3) В 1934 году русский советский композитор Гавриил Николаевич Попов написал свою аранжировку «Чёрного ворона», вошедшую в культовый фильм «Чапаев», чем упрочил славу и красного комдива, и песни.

Также песня неоднократно исполнялась в фильме Александра Рогожкина «Особенности национальной охоты» или в той же «Сибириаде» Андрея Кончаловского. В пятом томе «Литературной энциклопедии» 1929—1939 года издания есть интересный фрагмент статьи в разделе «Крестьянская литература» (4) :

«…В истории дворянской литературы нет более верноподданнических солдатских песен, нежели песни унтер-офицера Невского пехотного полка Николая Верёвкина.»

И пусть в целом эта статья носила идеологически уничижительный характер, она показывает как популярность произведений Николая Фёдоровича Верёвкина, так и их истинную народность – наверное, это и есть подлинная слава любого мастера пера. Главное, чтобы мы не забывали свои культурные корни, гордились музыкальным наследием, сохраняли и преумножали его по мере сил и возможностей.

Итак, вот стихотворение «Под ракитою зелёной» (первоначальный вариант при этом носил название «Под зелёною ракитой»), написанное Николаем Фёдоровичем Верёвкиным и ставшее прототипом «Чёрного ворона» (5) :

Под ракитою зелёной
Русский раненый лежал,
Ко груди, штыком пронзённой,
Крест свой медный прижимал.

Кровь лилась из свежей раны
На истоптанный песок;
Над ним вился чёрный ворон,
Чуя лакомый кусок.

«Ты не вейся, чёрный ворон,
Над моею головой!
Ты добычи не дождёшься,
Я солдат еще живой!

Ты слетай в страну родную,
Отнеси маменьке поклон.
Передай платок кровавый
Моей женке молодой.

Ты скажи: она свободна,
Я женился на другой.
Я нашёл себе невесту
В чистом поле, под кустом;

Моя сваха — востра сабля,
И венчал гранёный штык;
Взял невесту тиху, скромну
И приданно небольшо.

Взял приданно небольшое –
Много лесу и долин,
Много сосен, много ёлок,
Много, много вересин».

Даже эта песня претерпела несколько изменений, с которыми вы сможете ознакомиться по ссылке в конце этой темы. Глядя на текст песни «Чёрный ворон», абсолютно очевидно сходство слов и смысла обеих песен (6) :

Чёрный ворон, чёрный ворон,
Что ты вьёшься надо мной?
Ты добычи не дождёшься,
Чёрный ворон, я не твой!

Что ты когти распускаешь
Над моею головой?
Иль добычу себе чаешь?
Чёрный ворон, я не твой!

Завяжу смертельну рану
Подарённым мне платком,
А потом с тобой я стану
Говорить всё об одном.

Полети в мою сторонку,
Скажи маменьке моей,
Ты скажи моей любезной,
Что за родину я пал.

Отнеси платок кровавый
Милой любушке моей.
Ты скажи — она свободна,
Я женился на другой.

Взял невесту тиху-скромну
В чистом поле под кустом,
Обвенчальна была сваха —
Сабля вострая моя.

Калена стрела венчала
Среди битвы роковой.
Вижу, смерть моя приходит,
Чёрный ворон, весь я твой.

В книге генерала Краснова упоминается такой вариант песни (7) :

Чёрный ворон, что ты вьёшься
Над моею головой.
Ты добычи не дождёшься:
Чёрный ворон! — я не твои!
Ты лети-ка, чёрный ворон,
К нам на славный Тихий Дон.
Отнеси-ка, чёрный ворон,
Отцу, матери поклон,
Отцу, матери поклон
И жененке молодой,
Ты скажи ей, чёрный ворон,
Что женился на другой,
На пулечке свинцовой.
Наша свашка — была шашка,
Штык булатный — был дружком,
А венчался я на поле
Под ракитовым кустом.

У семиреченских казаков был иной вариант (8) :

Чёрный ворон, храбрый воин,
Что ты вьёшься надо мной?
Чёрный ворон, храбрый воин,
Ты не вейся, я не твой.
Чёрный ворон, ты послушай,
Я куда пошлю тебя,
А пошлю тебя далеко,
К отцу-матери моей,
К отцу с матерью моей,
На родиму сторону,
Ты снеси же, чёрный ворон,
Отцу с матерью поклон.
И скажи же, чёрный ворон,
Ты Марусеньке поклон.

В период Великой Отечественной войны ходил вариант на музыку «Чёрного ворона», но с адаптированным текстом «Под зелёною ракитой» (9) :

Под ракитою зелёной
Русский раненый лежал
Ко груди своей пронзённой
Красный орден прижимал.

Кровь лилась из свежей раны
На истоптанный песок,
А над ним кружился ворон,
Чуя лакомый кусок.

Вдруг раздался клич военный,
Снова грянул жаркий бой,
И, к раките прислонённый,
Услыхал его герой.

Услыхал и приподнялся,
Как мертвец среди могил,
За винтовку быстро взялся,
Но упал, лишившись сил.

Чёрный ворон, чёрный ворон,
Что ты вьёшься надо мной?
Ты добычи не дождёшься —
Я боец еще живой.

Ты лети-ка, отнеси-ка
Родной маменьке привет.
А жене моей любимой —
Кровью облитый кисет.

И скажи, что умер честно
Я за Родину свою,
За Советскую державу,
За советскую звезду.

Песня «Чёрный ворон» нашла своё место и у других народов. Так, в переводе на литовский язык получилась песня «Juodas varnas», которую исполнил Erikas Druskinas (10) :

Skrisk pro šalį, juodas varne,
Nešk tolyn manas mintis,
Aplankyki gimtą kraštą,
Tuos, ką myliu, aplankyk.

Tu nulėki į tą šalį,
Kur gyvena mylima,
Pasakyki mano mielai,
Kad aš myliu vien tik ją.

Mano senai motinėlei
Dovanų, prašau, nunešk,
Siuvinėtą nosinaitę
Jai po kojomis numesk.

Да и японцы тоже не обошли её своим вниманием:

Трехглазая ворона

Трехглазая ворона, или лорд Бринден — таинственный персонаж, связанный со Старыми Богами, чардревами и зелеными снами. Именно в облике трехглазой вороны это существо появлялось в вещих снах Брану Старку; под давлением Жойена Рида Бран отправился на поиски трехглазой вороны на север, в леса по ту сторону Стены. Как оказалось, под маской трехглазой вороны скрывался «лорд Бринден» — глубокий старец, живущий в пещере Детей Леса и наполовину сросшийся с чардревом.

Личность «лорда Бриндена» не была вполне раскрыта в «Танце с драконами», однако в главах Брана было сообщено достаточно информации, чтобы считать, что это Бринден Риверс, бастард короля Эйгона IV Таргариена. В телесериале HBO вместо трехглазой вороны (three-eyed crow) появляется трехглазый ворон (three-eyed raven).

Содержание

События

Игра престолов

Когда Бран лежал в коме после падения с башни, ему пригрезился сон о падении с огромной высоты. Трехглазая ворона — птица с третьим глазом, наполненным жутким знанием — парила рядом с ним, говоря «Ты умрешь, когда ударишься о землю» и убеждая Брана, что он может летать. Преодолев страх Бран полетел на незримых крыльях, и трехглазая ворона больно клюнула его в лоб, заставив проснуться [1] .

После казни Эддарда Старка, о которой в Винтерфелле еще не знали, Брану приснился еще один сон с участием трехглазой вороны. Птица прилетела к нему в спальню и заставила спуститься в крипту. Там Бран встретил отца и разговаривал с ним [2] .

Битва королей

За день до праздника урожая Брану приснилось чардрево со смотрящим и зовущим его вырезанным ликом и опять же трехглазая ворона, слетевшая с ветвей и клюнувшая его в лицо [3] . В следующую же ночь Брану привиделся кошмар, в котором ворона не просто клевала его, а выклевала глаза и пробила клювом череп; прозрев, Бран обнаружил себя на гротескно увеличенной башне Винтерфелла, и Джейме Ланнистер снова бросил его в воздух [3] .

Жойен Рид тоже видел трехглазую ворону в своих снах, и неоднократно. Когда он был маленьким, то чуть не умер от болотной лихорадки — тогда ворона явилась к нему впервые.

– Мне приснился крылатый волк, прикованный к земле серыми каменными цепями, – сказал он. – Это был зеленый сон, поэтому я знаю, что он правдивый. Ворона пыталась расклевать его цепи, но ее клюв откалывал от камня только крохотные кусочки. Битва королей, Бран IV

Отец Жойена Хоуленд Рид отнесся к этому сну очень серьезно и отправил обоих своих детей в Винтерфелл — помочь Брану и передать ему опыт Жойена. Жойен донес до Брана еще два важных факта: на самом деле ворона находится на севере, за Стеной; она пытается открыть Брану третий глаз, с помощью которого он смог бы видеть настоящее и будущее, мысли людей и весь мир [4] .

После сожжения Винтерфелла Жойен убедил Брана отправиться на север, к трехглазой вороне.

Буря мечей

Трехглазая ворона все так же посещала сны Брана, долбила его клювом и приказывала летать [5] . Бран, Ходор, Жойен и Мира добрались до Дара, а потом и до Ночной Твердыни, где встретили Сэмвелла Тарли и Лилли.

Перед этим за Стеной Сэм и Лилли были в деревне Белое Древо атакованы упырями. Их спасла огромная стая воронов и странный всадник на гигантском олене, которого Сэм и Лилли прозвали Холодные Руки. При этом один из воронов сел Сэму на плечо и человеческим голосом приказывал ему идти. И вороны, и Холодные Руки подчинялись кому-то еще — Холодные Руки был послан не за Сэмом, а за другим человеком, Браном [6] . Прежде чем отправиться подземным путем за Стену, Бран сообщил Сэму, что направляется к трехглазой вороне [7] .

Танец с драконами

С помощью Холодных Рук Бран и его спутники, проведя в пути за Стеной почти месяц, добрались до укрытой в лесу пещеры, где обитали последние Дети Леса и, собственно, «трехглазая ворона» — на самом деле древний телепат-древовидец, в буквальном смысле сросшийся с корнями чардрев.

На троне из переплетенных корней чардрева дремал, как в колыбели, мертвенно-бледный лорд.

Из-за иссохшего тела и прогнивших одежд Бран поначалу принял его за труп. За мертвеца, просидевшего здесь так долго, что корни оплели его и пронизали насквозь. На бледном лице выделялось красное пятно, вползающее с шеи на щеку. Тонкие, редкие белые волосы отросли до самого пола, вокруг ног обвились корни — один входил сквозь ветхие панталоны в бедро и выходил из плеча. На лбу у лорда росли серые грибы, на черепе красные листья. Кожа, туго натянутая на скулах, лопалась, обнажая желто-бурые кости. У вороны должно быть три глаза, а у этого только один — красный как кровь, горящий при свете факела. Из другой глазницы, пустой, спускался по щеке белый корень. Танец с драконами, Бран II

Последний древовидец подтвердил Брану, что давно наблюдал за ним и приходил во снах. Он сказал, что не сможет исцелить ноги Брана, но научит его летать. Он действительно, не сходя со своего трона, с помощью Детей Леса посвящал Брана в тайны своего искусства — вселяться в воронов, а потом и в чардрева, наблюдая картины из все более и более далекого прошлого. Во снах Брана он сохранял облик трехглазой вороны.

Читать еще:  Ворона серая и черная

Любопытно, что описание последнего древовидца смутно напоминает лик смерти, который добрый человек принял, чтобы напугать Арью Старк («желтый череп с лоскутьями кожи. Из одной глазницы вылезал белый червь») [8] . Это может быть случайным совпадением, а может, и нет.

Бринден Риверс

Личность «трехглазой вороны» не была раскрыта, но он и Дети Леса сообщили в главах Брана достаточно информации, чтобы отождествить «трехглазую ворону» с Бринденом Риверсом, одним из Великих Бастардов Эйгона IV Таргариена. Этот персонаж уже упоминался в саге и даже появлялся в повести «Таинственный рыцарь», действие которой происходит за девяносто лет до «Танца с драконами». Бриндена Риверса считали колдуном; его мать Милесса Блэквуд принадлежала к роду Блэквудов, восходящим к Первым Людям и сохранившим веру в Старых Богов.

Он был старше, чем Дунк его помнил, с морщинистым, суровым лицом, но его кожа по–прежнему была бледной как кость, а на щеке и шее всё так же краснело уродливое родимое пятно, которое, как многим казалось, по форме напоминало ворона. Таинственный рыцарь

Разбираемся в «вороньем» семействе

Всем привет! Сегодня мы поговорим об одной очень интересной группе птиц и постараемся разрешить одну из основных социальных проблем России – неумение многих граждан отличать друг от друга галку, ворону, грача, ворона и даже сороку. Возможно, кому-то этот пост покажется странным, а эти знания — очевидными, но работая в зоомузее, я постоянно сталкиваюсь с необходимостью проведения небольшого ликбеза по этой группе птиц.

Уже перечисленные и многие другие птицы образуют семейство Врановых в самом большом отряде птиц — Воробьинообразные. Это птицы средних и, реже, крупных размеров, в отряде они самые крупные. Встречаются на всех континентах, за исключением Антарктиды. В России встречается 13 видов врановых (всего их более 100). Населяют самые разные ландшафты: леса, лесостепи, горы, и, конечно, некоторые из них давно поняли, что жизнь рядом с человеком – это сплошная благодать. Вообще, вороны, грачи, сороки и другие отличаются исключительной способностью что-либо «понимать». Уже много лет этологи, зоопсихологи и другие специалисты не оставляют в покое подопытных врановых, утомляя их своими заданиями и тестами. Уровень интеллекта этих птиц действительно поражает, он вполне сопоставим с шимпанзе (а может, даже опережает его). Но эта тема отдельная и обширная, а сейчас давайте раз и навсегда запомним, как они выглядят.

Серая ворона – научное видовое название птицы, которая в большом количестве встречается в городах. Слово «серая» в ее названии отражает тот факт, что она серая [кто бы мог подумать?]. Голова, крылья и хвост у вороны черные. Размером эта птица больше голубя раза в полтора.В Западной Европе и в Сибири обитает черная ворона. Она полностью черная. Но житель европейской части России ее не встретит.

Если же вы видите птицу указанных размеров, но полностью черную, за исключением белого пятна в основании клюва, то это грач. Перелетная птица, которая приносит нам весну, в крупных городах при благоприятных условиях может и не улетать вовсе.

Птица размером с голубя, с сероватой шеей и бело-голубыми глазами – это галка. Как и ворона, она оседла, то есть остается у нас на зиму. Ее голос – звонкое «гал-ка» (если представить, что она кричит именно это, то похоже 🙂 ).

Сорока – птица особенной красоты. Она имеет контрастное черно-белое оперение и длинный ступенчатый хвост. Когда-то сороки не встречались в городах и даже в их окрестностях, однако теперь встретить ее в городском парке – дело обычное.

И, наконец, самый крупный представитель всего отряда Воробьинообразные, герой сказок, мифов и легенд – ворон. Это крупная черная птица, значительно превосходящая размерами ворону. И да, конечно же, это не ее «муж», а отдельный вид. «Жена» вОрона называется не «ворОна», а – «самка вОрона». Ворон имеет черное оперение с металлическим отливом, клинообразный хвост и «бороду» из перьев вокруг клюва. Селится в местообитаниях разного типа, часто встречается на окраинах городов, в промзонах, крупных парках и т.д.

В лесах распространены другие виды врановых – сойка, кедровка, кукша и т.д. Их описания вы сможете найти в интернете.

LiveInternetLiveInternet

Рубрики

  • Пером и кистью. (2649)
  • TV. Кино и Подмостки (1634)
  • Обо всем (1459)
  • Интересно (1001)
  • Видео/Фото/Фильмы/Концерты. (823)
  • Кумиры (822)
  • Старый, добрый шлягер (766)
  • Истории (700)
  • Аудиоальбомы (691)
  • Музыканты,художники, композиторы, поэты, писатели (664)
  • Джаз,Рок,Блюз. (659)
  • СуперStars (591)
  • УЛЫБНЕМСЯ И МЫ (478)
  • Суперхит XX века (440)
  • Звезды в «Музыкальной гостиной» (358)
  • «СССР» — ретро (357)
  • Бельканто (Любимые голоса) (242)
  • Русский шансон (231)
  • Одесские истории (229)
  • Музыка на века (216)
  • Легенды русского шансона. (200)
  • Опера, оперетта, классическая музыка, балет. (199)
  • Лирика романса (169)
  • Биографии (159)
  • Маленький ретро концерт (157)
  • Культура, искусство, история (150)
  • История классики шансона (127)
  • Музыка ретро (111)
  • Песня.Романс (104)
  • Мемориал (77)
  • Звезды русской эмиграции (77)
  • Петр Лещенко (50)
  • шансон (39)
  • Литературный раздел (8)

Метки

Я — фотограф

Женский образ в живописи 18-20 веков часть 1

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Статистика

«Чёрный ворон». История песни.

Есть в русских народных песнях какое-то неповторимое очарование в своей, казалось бы, простоте, но в то же время и потрясающей глубине и искренности. Наши песни, наполненные душевной теплотой и вековой житейской мудростью, можно исполнять и в горе, и в радости, и в минуты грусти, и в часы бодрости, и за столом в кругу семьи, и несколькими хоровыми коллективами на торжественных мероприятиях – место русской песне найдётся в нашей жизни всегда и везде.

Как однажды подметил один из наших сатириков, мы можем слушать и death metal, и попсу, и рэп (не к столу будут оные упомянуты), но идя по улице тёмной ночкой, петь мы всё равно будем «Шумел камыш» или «Ой, мороз, мороз». А уж после третьей стопки, когда по свидетельству потребляющих al Kehal наступает выкристаллизованное философское понимание жизни во всей её трагической сути, так и хочется затянуть «Чёрный ворон». Собственно, именно об этой песне после такой длинной преамбулы мы сегодня и поговорим.

Эта одна из популярнейших песен, считающаяся русской народной, рассказывает о встрече гипотетического воина с чёрным вороном в последние минуты своей жизни. Как известно, ворон считается «вещей» птицей, сопутствующей смерти на поле битвы. И, соответственно, чёрный цвет птицы как некое «наказание» или предвестие кончины весьма соотносится с классической христианской культурой. В общем, грустная, меланхоличная песня, но, в то же время, очень красивая.

Одно маленькое «но». Песня «Чёрный ворон» хоть и русская, но наиболее вероятно сначала авторская и лишь потом народная. В начале 19-го века молодой унтер-офицер Невского пехотного полка Николай Фёдорович Верёвкин совмещал тяжёлую армейскую службу с сочинением песен – вспоминая того же его практически современника Дениса Васильевича Давыдова, дворянина, партизана и поэта, мы видим прекрасные и, к сожалению, на сегодняшний день почти полностью утраченные лучше традиции русского офицерства. Николай Фёдорович написал несколько песен, изданных в итоге лишь единожды в «Библиотеке для чтения» в 1837 году, в томе №20. Но песням, в принципе, бумажные носители информации как бы не сильно и нужны – они прекрасно передаются от человека к человеку с одним, правда, побочным эффектом: имя автора, равно как полнота и целостность слов, имеет большую перспективу потеряться и сильно преобразиться.

Возможно, так стало со строкой из написанной Верёвкиным в 1831 году «Песни после учения»: «С командиром-хватом / Любо, братцы, жить», которая трансформировалась в «С нашим атаманом / Любо, братцы, жить» в одной из самых известных казачьих песен. И скорее всего такая же судьба постигла другое произведение — «Под зелёною ракитой» — во второй части моего обзора вы увидите, что самостоятельная песня «Чёрный ворон» является творчески переработанным вариантом «ракиты», начиная с третьего куплета. Вряд ли Николай Фёдорович бессовестно заимствовал народную песню и сделал своей собственностью. Единственно, мелодии к стихам он действительно брал популярные на тот момент, а тут, к сожалению, исследователи уже ничем помочь не могут в плане нахождения музыкального первоисточника. На основании вышеизложенного, предлагаю считать идею, что именно стихотворение «Под зелёною ракитой» было прообразом «Чёрного ворона», уже состоявшейся гипотезой.

Между тем сам «Чёрный ворон» в чистом виде ушёл в народ и зажил вполне самостоятельной жизнью с абсолютно отличной от «Под зелёною ракитой» мелодией. В своей книге «Картины былого Тихого Дона», изданной в 1909 году, русский генерал и атаман Всевеликого Войска Донского Пётр Николаевич Краснов писал

«Во время тяжелой борьбы с кавказскими горцами много было совершено подвигов донскими казаками. Очень часто им приходилось в одиночку обороняться от многочисленного и злобного неприятеля. Подвиги, совершенные донскими казаками во время этой шестидесятилетней войны, так многочисленны, что нет возможности перечислить их все. Много казаков полегло в горах и долинах Кавказа и над их никому не известными могилами нет ни креста, ни памятника. Погибшие в одиночку, без свидетелей, донцы умирали в горах, окруженные воронами да хищными орлами. Там зародилась и эта [Чёрный ворон] печальная песня казачья.»

Как мы уже можем судить, вряд ли песня «Чёрный ворон» «зародилась» в Кавказских войнах – она лишь видоизменилась, оставив при этом смысл исходного варианта. То же самое, в принципе, было практически со всеми вариациями на тему стихотворения «Под зелёною ракитой».

Примечательны использования песни «Чёрный ворон» в различных произведениях для театра и кино.

Так, например, известен спектакль «Царь Максимилиан». В литературе первые упоминания о нём появляются в середине 19-го века, а уже в начале 20-го столетия у исследователей имелось более десятка записей этой драмы и несколько зарисовок в воспоминаниях современников. Сегодня и вовсе известно свыше 80 текстов и фрагментов, относящихся к различным периодам своего существования на протяжении полутора веков. В нашем случае этот представитель народной драмы является особенным по причине вхождения в него песни «Чёрный ворон», исполняемой по сюжету арабом!

В 1934 году русский советский композитор Гавриил Николаевич Попов написал свою аранжировку «Чёрного ворона», вошедшую в культовый фильм «Чапаев», чем упрочил славу и красного комдива, и песни.

Также песня неоднократно исполнялась в фильме Александра Рогожкина «Особенности национальной охоты» или в той же «Сибириаде» Андрея Кончаловского.

В пятом томе «Литературной энциклопедии» 1929—1939 года издания есть интересный фрагмент статьи в разделе «Крестьянская литература»

«…В истории дворянской литературы нет более верноподданнических солдатских песен, нежели песни унтер-офицера Невского пехотного полка Николая Верёвкина.»

И пусть в целом эта статья в целом носила идеологически уничижительный характер, она показывает как популярность произведений Николая Фёдоровича Верёвкина, так и их истинную народность – наверное, это и есть подлинная слава любого мастера пера. Главное, чтобы мы не забывали свои культурные корни, гордились музыкальным наследием, сохраняли и преумножали его по мере сил и возможностей.

Читать еще:  Ворон в полете фото

Несмотря на всю красоту и изумительность песни «Чёрный ворон», достойных видео-постановок оказалось не так много, как мне того хотелось. Начнём, пожалуй, с «классики» – фрагмента фильма «Чапаев», подарившего взлёт популярности обсуждаемой песни:

Продолжим «академическим» исполнением Алексея Сафиулина:

А вот и Erikas Druskinas c «Juodas Varnas»:

Довольно интересный дуэт получился Александра Маршала с Надеждой Бабкиной:

Теперь представлю клип группы «Яхонт». В некотором отношении спорный, в некотором трогательный. Во всяком случае, довольно искренний:

В заключение, чудесная позитивная зарисовка от Александра Пушного и «Хороших Шуток»:

А вас ждёт аудио-приложение. Особо рекомендую к прослушиванию исполнения хорами «Пересвет», Московского Сретенского монастыря и «Валаам», квартетом «Притча», ансамблями «Ариэль», «Яхонт», «Русские певчие» и «Казаки Дона». Впрочем, все остальные варианты тоже хороши по-своему.

ИСТОРИЯ ОДНОЙ ПЕСНИ. ЧЁРНЫЙ ВОРОН.

Есть в русских народных песнях какое-то неповторимое очарование в своей, казалось бы, простоте, но в то же время и потрясающей глубине и искренности. Наши песни, наполненные душевной теплотой и вековой житейской мудростью, можно исполнять и в горе, и в радости, и в минуты грусти, и в часы бодрости, и за столом в кругу семьи, и несколькими хоровыми коллективами на торжественных мероприятиях – место русской песне найдётся в нашей жизни всегда и везде.

Как однажды подметил один из наших сатириков, мы можем слушать и death metal, и попсу, и рэп (не к столу будут оные упомянуты), но идя по улице тёмной ночкой, петь мы всё равно будем «Шумел камыш» или «Ой, мороз, мороз». А уж после третьей стопки, когда по свидетельству потребляющих наступает выкристаллизованное философское понимание жизни во всей её трагической сути, так и хочется затянуть «Чёрный ворон». Собственно, именно об этой песне после такой длинной преамбулы мы сегодня и поговорим.

Эта одна из популярнейших песен, считающаяся русской народной, рассказывает о встрече гипотетического воина с чёрным вороном в последние минуты своей жизни. Как известно, ворон считается «вещей» птицей, сопутствующей смерти на поле битвы. И, соответственно, чёрный цвет птицы как некое «наказание» или предвестие кончины весьма соотносится с классической христианской культурой. В общем, грустная, меланхоличная песня, но, в то же время, очень красивая.

Одно маленькое «но». Песня «Чёрный ворон» хоть и русская, но наиболее вероятно сначала авторская и лишь потом народная. В начале 19-го века молодой унтер-офицер Невского пехотного полка Николай Фёдорович Верёвкин совмещал тяжёлую армейскую службу с сочинением песен – вспоминая того же его практически современника Дениса Васильевича Давыдова, дворянина, партизана и поэта, мы видим прекрасные и, к сожалению, на сегодняшний день почти полностью утраченные лучше традиции русского офицерства. Николай Фёдорович написал несколько песен, изданных в итоге лишь единожды в «Библиотеке для чтения» в 1837 году, в томе №20.

Но песням, в принципе, бумажные носители информации как бы не сильно и нужны – они прекрасно передаются от человека к человеку с одним, правда, побочным эффектом: имя автора, равно как полнота и целостность слов, имеет большую перспективу потеряться и сильно преобразиться.

Возможно, так стало со строкой из написанной Верёвкиным в 1831 году «Песни после учения»: «С командиром-хватом / Любо, братцы, жить», которая трансформировалась в «С нашим атаманом / Любо, братцы, жить» в одной из самых известных казачьих песен. Под цифрами в скобках — пометка откуда взята информация, которая будет перечислена ниже.

И скорее всего такая же судьба постигла другое произведение — «Под зелёною ракитой» — далее вы увидите, что самостоятельная песня «Чёрный ворон» является творчески переработанным вариантом «ракиты», начиная с третьего куплета. Вряд ли Николай Фёдорович бессовестно заимствовал народную песню и сделал своей собственностью. Единственно, мелодии к стихам он действительно брал популярные на тот момент, а тут, к сожалению, исследователи уже ничем помочь не могут в плане нахождения музыкального первоисточника. На основании вышеизложенного, предлагаю считать идею, что именно стихотворение «Под зелёною ракитой» было прообразом «Чёрного ворона», уже состоявшейся гипотезой.

Между тем сам «Чёрный ворон» в чистом виде ушёл в народ и зажил вполне самостоятельной жизнью с абсолютно отличной от «Под зелёною ракитой» мелодией.

В своей книге «Картины былого Тихого Дона», изданной в 1909 году, русский генерал и атаман Всевеликого Войска Донского Пётр Николаевич Краснов писал:

«Во время тяжелой борьбы с кавказскими горцами много было совершено подвигов донскими казаками. Очень часто им приходилось в одиночку обороняться от многочисленного и злобного неприятеля. Подвиги, совершенные донскими казаками во время этой шестидесятилетней войны, так многочисленны, что нет возможности перечислить их все. Много казаков полегло в горах и долинах Кавказа и над их никому не известными могилами нет ни креста, ни памятника. Погибшие в одиночку, без свидетелей, донцы умирали в горах, окруженные воронами да хищными орлами. Там зародилась и эта [Чёрный ворон] печальная песня казачья.»

Как мы уже можем судить, вряд ли песня «Чёрный ворон» «зародилась» в Кавказских войнах – она лишь видоизменилась, оставив при этом смысл исходного варианта. То же самое, в принципе, было практически со всеми вариациями на тему стихотворения «Под зелёною ракитой».

Примечательны использования песни «Чёрный ворон» в различных произведениях для театра и кино.

Так, например, известен спектакль «Царь Максимилиан». В литературе первые упоминания о нём появляются в середине 19-го века, а уже в начале 20-го столетия у исследователей имелось более десятка записей этой драмы и несколько зарисовок в воспоминаниях современников. Сегодня и вовсе известно свыше 80 текстов и фрагментов, относящихся к различным периодам своего существования на протяжении полутора веков. В нашем случае этот представитель народной драмы является особенным по причине вхождения в него песни «Чёрный ворон», исполняемой по сюжету арабом!

В 1934 году русский советский композитор Гавриил Николаевич Попов написал свою аранжировку «Чёрного ворона», вошедшую в культовый фильм «Чапаев», чем упрочил славу и красного комдива, и песни.

Также песня неоднократно исполнялась в фильме Александра Рогожкина «Особенности национальной охоты» или в той же «Сибириаде» Андрея Кончаловского.

В пятом томе «Литературной энциклопедии» 1929—1939 года издания есть интересный фрагмент статьи в разделе «Крестьянская литература» (4):

«…В истории дворянской литературы нет более верноподданнических солдатских песен, нежели песни унтер-офицера Невского пехотного полка Николая Верёвкина.»

И пусть в целом эта статья носила идеологически уничижительный характер, она показывает как популярность произведений Николая Фёдоровича Верёвкина, так и их истинную народность – наверное, это и есть подлинная слава любого мастера пера. Главное, чтобы мы не забывали свои культурные корни, гордились музыкальным наследием, сохраняли и преумножали его по мере сил и возможностей.

Итак, вот стихотворение «Под ракитою зелёной» (первоначальный вариант при этом носил название «Под зелёною ракитой»), написанное Николаем Фёдоровичем Верёвкиным и ставшее прототипом «Чёрного ворона»:

Под ракитою зелёной

Русский раненый лежал,

Ко груди, штыком пронзённой,

Крест свой медный прижимал.

Кровь лилась из свежей раны

На истоптанный песок;

Над ним вился чёрный ворон,

Чуя лакомый кусок.

«Ты не вейся, чёрный ворон,

Над моею головой!

Ты добычи не дождёшься,

Я солдат еще живой!

Ты слетай в страну родную,

Отнеси маменьке поклон.

Передай платок кровавый

Моей женке молодой.

Ты скажи: она свободна,

Я женился на другой.

Я нашёл себе невесту

В чистом поле, под кустом;

Моя сваха — востра сабля,

И венчал гранёный штык;

Взял невесту тиху, скромну

И приданно небольшо.

Взял приданно небольшое –

Много лесу и долин,

Много сосен, много ёлок,

Много, много вересин».

Даже эта песня претерпела несколько изменений, с которыми вы сможете ознакомиться по ссылке в конце этой темы. Глядя на текст песни «Чёрный ворон», абсолютно очевидно сходство слов и смысла обеих песен:

Чёрный ворон, чёрный ворон,

Что ты вьёшься надо мной?

Ты добычи не дождёшься,

Чёрный ворон, я не твой!

Что ты когти распускаешь

Над моею головой?

Иль добычу себе чаешь?

Чёрный ворон, я не твой!

Завяжу смертельну рану

Подарённым мне платком,

А потом с тобой я стану

Говорить всё об одном.

Полети в мою сторонку,

Скажи маменьке моей,

Ты скажи моей любезной,

Что за родину я пал.

Отнеси платок кровавый

Милой любушке моей.

Ты скажи — она свободна,

Я женился на другой.

Взял невесту тиху-скромну

В чистом поле под кустом,

Обвенчальна была сваха —

Сабля вострая моя.

Калена стрела венчала

Среди битвы роковой.

Вижу, смерть моя приходит,

Чёрный ворон, весь я твой.

В книге генерала Краснова упоминается такой вариант песни:

Чёрный ворон, что ты вьёшься

Над моею головой.

Ты добычи не дождёшься:

Чёрный ворон! — я не твои!

Ты лети-ка, чёрный ворон,

К нам на славный Тихий Дон.

Отнеси-ка, чёрный ворон,

Отцу, матери поклон,

Отцу, матери поклон

И жененке молодой,

Ты скажи ей, чёрный ворон,

Что женился на другой,

На пулечке свинцовой.

Наша свашка — была шашка,

Штык булатный — был дружком,

А венчался я на поле

Под ракитовым кустом.

У семиреченских казаков был иной вариант:

Чёрный ворон, храбрый воин,

Что ты вьёшься надо мной?

Чёрный ворон, храбрый воин,

Ты не вейся, я не твой.

Чёрный ворон, ты послушай,

Я куда пошлю тебя,

А пошлю тебя далеко,

К отцу-матери моей,

К отцу с матерью моей,

На родиму сторону,

Ты снеси же, чёрный ворон,

Отцу с матерью поклон.

И скажи же, чёрный ворон,

Ты Марусеньке поклон.

В период Великой Отечественной войны ходил вариант на музыку «Чёрного ворона», но с адаптированным текстом «Под зелёною ракитой»:

Под ракитою зелёной

Русский раненый лежал

Ко груди своей пронзённой

Красный орден прижимал.

Кровь лилась из свежей раны

На истоптанный песок,

А над ним кружился ворон,

Чуя лакомый кусок.

Вдруг раздался клич военный,

Снова грянул жаркий бой,

И, к раките прислонённый,

Услыхал его герой.

Услыхал и приподнялся,

Как мертвец среди могил,

За винтовку быстро взялся,

Но упал, лишившись сил.

Чёрный ворон, чёрный ворон,

Что ты вьёшься надо мной?

Ты добычи не дождёшься —

Я боец еще живой.

Ты лети-ка, отнеси-ка

Родной маменьке привет.

А жене моей любимой —

Кровью облитый кисет.

И скажи, что умер честно

Я за Родину свою,

За Советскую державу,

За советскую звезду.

Песня «Чёрный ворон» нашла своё место и у других народов. Так, в переводе на литовский язык получилась песня «Juodas varnas», которую исполнил Erikas Druskinas:

Skrisk pro šalį, juodas varne,

Nešk tolyn manas mintis,

Aplankyki gimtą kraštą,

Tuos, ką myliu, aplankyk.

Tu nulėki į tą šalį,

Kur gyvena mylima,

Pasakyki mano mielai,

Kad aš myliu vien tik ją.

Mano senai motinėlei

Dovanų, prašau, nunešk,

Jai po kojomis numesk.

Да и японцы тоже не обошли её своим вниманием:

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector