Parcenter.ru

Все про домашних животных
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Вороне что жила в горах

Приметы про ворон — что говорили наши предки

Большая часть примет про ворон и карканье имеет негативное значение, но эта птица способна предсказывать и приятные события. В старину по их поведению угадывали погоду, по карканью определяли ближайшее будущее. Если случалось увидеть ворона в пути, ожидали серьезных неприятностей или, в зависимости от значения поверья, хороших новостей и событий.

Приметы про ворон возле дома

В старину ворон считали неизменными спутниками черных магов. Встреча с этой птицей была предзнаменованием неудачи, беды или смерти. Их боялись и старались избегать, поскольку они символизировали смерть, войну, голод. В некоторых странах верили, что вороны обладают исключительным чутьем и не приносят неприятности, а пытаются о них предупредить.

Не стоит придавать значения нижеописанным приметам, если на вас один раз каркнула ворона. Возможно, она просто жаждала общения. Приметы об этой птице работают только при повторении день за днем.

Ворона сидит против солнца на крыше вашего дома и смотрит точно по сторонам света — ждите беды. Обычно это проблемы с законом, кража или ссоры с важными людьми. Любое промежуточное направление взгляда вороны неблагоприятно для домашних животных. Есть и другой вариант данного поверья — ваша жизнь в опасности из-за питомцев.

Если ворона сидит на крыше дома, семью ждут прибыль, угощение и другие приятные события. Для молодых людей эта примета предвещает любовное приключение, а для творческих личностей — шанс получить признание общества. Богатство предсказывает также ворона, сидящая на высоте – крыше храма (но не на кресте), зернохранилища или другой хозяйственной постройки, снопе травы. Много тихо сидящих на крыше ворон — к скорой свадьбе.

Вороны с карканьем кружатся над вашим домом — к несчастью. Если птица прогуливается по дороге возле него — к воровству. Когда много ворон с утра собираются перед домом и каркают на него, это плохой знак, возможно, к смерти, злому колдовству и другим неприятным происшествиям.

Рекомендуем также прочитать: примета птица стучит в окно

Ворона залетела в дом и каркает — плохой знак, предвещающий смерть в семье. Такое же значение имела другая примета: птица билась в окно, летала возле него и каркала. Если в доме живет старый больной человек, и на крышу села каркающая ворона, скорее всего, он умрет.

Приметы о вороне, встреченной в дороге

Ворона следует за идущим человеком — к неприятностям, особенно, если она летит справа от него. Следующая за путешественником или летящая впереди ворона предвещает богатство.

Встретить в пути сидящую на камне птицу — к опасному попутчику. Также эта примета предупреждает о неудаче. На дороге сидит нечетное количество ворон — к злости, раздражению, ссоре. Если вы гуляли по лесу и пели, встретив ворону, лучше повернуть назад. В старину верили, что эта примета — к появлению хищного зверя.

  • Увидеть ворона, сидящего на обгоревшем дереве — к смерти.
  • Если птица держит что-то в клюве — это предупреждение о болезни, воровстве, хищных животных.

Не устраивайте привал и не ставьте палатку под карканье, выберите другое место, иначе вас ждут неприятности.

Если ворона сядет на церковный двор, крышу церкви и будет каркать — это примета к похоронам. В селах и сейчас в это верят. Считалось, что в одном из домов, на который направлен хвост сидящей на кресте вороны, кто-то умрет. Также наблюдали за хвостом птицы, сидящей на надгробии. Иногда говорили, что если ворона каркает на церковном кресте, это к смерти священника.

Вылетающая из леса стая предвещает трудные времена, плохой урожай, голод. В прошлом, если два клина летели навстречу друг другу, люди готовились к войне.

Есть и хорошие приметы, связанные с воронами. Увидеть двух птиц, одна из которых кормит вторую — к удовольствию и счастью. А если они каркнут одновременно, это обещает вам любовное приключение. В старину две вороны предсказывали скорую свадьбу.

Хорошие и плохие приметы о вороньем карканье

Наши предки верили, что того, кто услышит эти зловещие звуки из гнезда и испугается, ждет большая опасность.

  • Если птица каркает слева, а вы находитесь в воде — ждите трудностей на работе.
  • Три вороньих крика считались предзнаменованием смерти.

Ворона каркнула сначала слева, а потом справа в дороге — остерегайтесь воров и присматривайте получше за своими вещами. Наоборот — к богатству. Если же птица каркнула и улетела в противоположном направлении, вашему путешествию что-то помешает. Каркающая за спиной ворона — к получению травмы или появлению врага, с которым вы справитесь, над головой — к проблемам.

Другие приметы о воронах

Увидеть одну птицу на свадьбе — к неудаче. В старину одиноко летящий ворон предсказывал дурные события. Две вороны на свадьбе — к удаче и счастью не только молодых, но и гостей.

  • В прошлом считалось, что если слепой будет добр к этим черным птицам, к нему может вернуться зрение.
  • Пометила ворона — не расстраивайтесь, это к деньгам.

Убивать черных птиц в старину боялись. Верили, что у обидчика будут умирать домашние животные. Также убийство могло привести к смерти, разорению, неприятностям.

Погодные приметы

Птицы и животные лучше чувствуют изменения в погоде, поэтому издавна по их поведению составлялись прогнозы.

Вороны каркают, глядя на воду — к дождю. Вечером возле воды много птиц — будет буря.

  • Карканье после грома — к ненастью.

Если вы слышите непрерывные крики стаи, значит, погода ухудшится. Летом это предвещает дождь, зимой — сильные морозы.

Первое утреннее карканье, при этом четное количество раз, обещает ясную погоду. Нечетное — к дождю.

Много летающих в воздухе ворон — к ненастью и сильному ветру. Если они собираются в кучу, будет ненастье.

Ворона чистит перья, ходит с открытым клювом или купается — к дождю. Если птицы начали купаться в лужах 29 марта, скоро будет тепло.

Зимой вороны прячутся в ветвях — жди сильных морозов, пургу и метель. Если спят на верхушках деревьев или пролетают высоко в небе — погода будет теплой и ясной.

Приметы про ворон помогут вам предсказывать погоду и перемены в жизни. К тому же, наблюдать за этими птицами всегда очень интересно.

Если довелось в империи родиться, лучше жить в глухой провинции у моря.

Иосиф Бродский — ПИСЬМА РИМСКОМУ ДРУГУ
(Из Марциала)
*
Нынче ветрено и волны с перехлестом.
Скоро осень, все изменится в округе.
Смена красок этих трогательней, Постум,
чем наряда перемены у подруги.
Дева тешит до известного предела —
дальше локтя не пойдешь или колена.
Сколь же радостней прекрасное вне тела:
ни объятье невозможно, ни измена!
*

Посылаю тебе, Постум, эти книги
Что в столице? Мягко стелют? Спать не жестко?
Как там Цезарь? Чем он занят? Все интриги?
Все интриги, вероятно, да обжорство.
Я сижу в своем саду, горит светильник.
Ни подруги, ни прислуги, ни знакомых.
Вместо слабых мира этого и сильных —
лишь согласное гуденье насекомых.
*
Здесь лежит купец из Азии. Толковым
был купцом он — деловит, но незаметен.
Умер быстро: лихорадка. По торговым
он делам сюда приплыл, а не за этим.
Рядом с ним — легионер, под грубым кварцем.
Он в сражениях Империю прославил.
Столько раз могли убить! а умер старцем.
Даже здесь не существует, Постум, правил.
*
Пусть и вправду, Постум, курица не птица,
но с куриными мозгами хватишь горя.
Если выпало в Империи родиться,
лучше жить в глухой провинции у моря.
И от Цезаря далеко, и от вьюги.
Лебезить не нужно, трусить, торопиться.
Говоришь, что все наместники — ворюги?
Но ворюга мне милей, чем кровопийца.
*
Этот ливень переждать с тобой, гетера,
я согласен, но давай-ка без торговли:
брать сестерций с покрывающего тела
все равно, что дранку требовать у кровли.
Протекаю, говоришь? Но где же лужа?
Чтобы лужу оставлял я, не бывало.
Вот найдешь себе какого-нибудь мужа,
он и будет протекать на покрывало.
*
Вот и прожили мы больше половины.
Как сказал мне старый раб перед таверной:
Мы, оглядываясь, видим лишь руины.
Взгляд, конечно, очень варварский, но верный.
Был в горах. Сейчас вожусь с большим букетом.
Разыщу большой кувшин, воды налью им.
Как там в Ливии, мой Постум,- или где там?
Неужели до сих пор еще воюем?
*
Помнишь, Постум, у наместника сестрица?
Худощавая, но с полными ногами.
Ты с ней спал еще. Недавно стала жрица.
Жрица, Постум, и общается с богами.
Приезжай, попьем вина, закусим хлебом.
Или сливами. Расскажешь мне известья.
Постелю тебе в саду под чистым небом
и скажу, как называются созвездья.
*
Скоро, Постум, друг твой, любящий сложенье,
долг свой давний вычитанию заплатит.
Забери из-под подушки сбереженья,
там немного, но на похороны хватит.
Поезжай на вороной своей кобыле
в дом гетер под городскую нашу стену.
Дай им цену, за которую любили,
чтоб за ту же и оплакивали цену.
*
Зелень лавра, доходящая до дрожи.
Дверь распахнутая, пыльное оконце.
Стул покинутый, оставленное ложе.
Ткань, впитавшая полуденное солнце.
Понт шумит за черной изгородью пиний.
Чье-то судно с ветром борется у мыса.
На рассохшейся скамейке — Старший Плиний.
Дрозд щебечет в шевелюре кипариса.

Сочинения Иосифа Бродского.
Пушкинский фонд.
Санкт-Петербург, 1992.

Вороне что жила в горах

Ворона и. шашлык

  • Кучуня+Alex
  • 11.08.07 , в 12:50
  • истории
  • птицылисабасня

Вароне, шьто жила в горах,
шяшлик на виходной послал Аллах.
Пачистив Блиндамедом клюв в ауле,
варона сэл паесть шяшлик на стуле.
И щтоби мясо в горле не застрял,
варона «Хванчкари» бутилку взяль
Тут мимо на работу щёль лисица
глаза — стэкло, хател апахмелицца.
И запах шяшлика услищав носом,
к варона падбежял с таким вапросом:
— О джюраджёл, какой харощий ты,
чо кушаещь — шяшлык или манты?
— Не твой то дело, джюраджёл, — сказал варона,
— Вон пащщёл.
Но наш лиса не унимался,
беседу прадлевать старался,
На все три зуба улибался,
ложился, снова паднимался,
Маргал стеклянным хххитрим глазом,
пищаль и ловко двигаль тазом.
При этом говориль вароне:
— Какие бедра у тэбя красивый,
Как харащо на них сидят лосины,
Какой красивий у тэбя лицо.
Ты красивеэ, чем все, Кацо!
Какие перья — все пачти шьто бэз ущерба!
А мускул твой — сматри — Виталий Щерба!
Твой запах — мир цвэтов Узбэкистана!
Ти не варона, ти АРЕЛ МАНТАНА!
Да ти фантастишь, джюраджёл.
Ти знаэшь,слищаль я,еще ти круто танцеваещь!
И у варона от такова камплимента
поднялся дух маральний в 22 працента!
Он танцеват ни мог от самого рождэнья — праблема бил с каардинация движенья.
А тут танцором вдруг назвал его лиса! Варона стал на стул,сказал:
— Асса.
И начал двигать всеми свой частями тела, пака в затилке ево кожа нэ вспатэла.
И вдруг варона лапам оступился —
сламался стул — варон упал — РАЗБИЛСЯ.
Шяшлик на зэмлю павалился и полбутилки «Хванчкара».
Ххитрий лиса сказаль: — УРРРЯЯ.
Все падабраль и биль такой,
сейчас лежить под саксаулом, НИКАКОЙ!

Читать еще:  Ворон и грач фото

1. Кагда шяшлик с вином послаль Аллах — все забирай и никайся в горах.
2. И будь ти лучший танцовщик аула — чтоби плэсать, сначала слэз дэбил со стула!

Комментариев: 14

  • 1 Jey
  • 11.08 , в 14:21

  • 2 Гость: Вован_ZLT
  • 11.08 , в 14:56

О-о-о. батонаКучуня, рассмэшиль джигита, вай. 🙂

  • 3 valleri
  • 11.08 , в 15:32

Вот это развеселили

  • 4 Грымза
  • 11.08 , в 18:17

  • 5 Dark Welder
  • 12.08 , в 01:47

  • 6 Гость: Klimova
  • 13.08 , в 13:33

Ааааааа
Класс.

  • 7 Гость: Чита
  • 13.08 , в 14:35

Мир праху усопшего варона! Вах!

  • 8 mixabest
  • 22.03 , в 22:35

Однажьды Бог послал ворон кусочка сыр. Ну, пармезан.
И он его тихонько жрал. Один. Как партизан.
Сидел себе на ветка заместо табуретка
И жрал, и жрал, и жрал, и жрал, и жрал!
Скорей-скорей, щьтоб кто-то не украл.
А мимо щел лиса. И колбаса: Нет! Сыр! Почуял.
И тоже сразу очен захотел.
Прям даже весь вспотел!
Прям даже стойка сделал, как собак.
Вот так!
И говорит:

  • 9 mixabest
  • 22.03 , в 22:35

От твой лицо. Какой же он красивий!
С тебе портрет надо писать, картина,
И помещать всемирний паутина.
С тобою рядом даже Мона Лиза
Не смотрится. А, так себе: Огрызок:
С тобою рядом сам Софи Лорен,
Как рядом с роза — огородний хрен.
Прекрасен верх твой и прекрасен низ!
И пусть с ума сойдет от зависти Борис
Вот этот: как его там: Моисеев!
Твой задний низ — гораздо красивее!>
Так говорит лисиц. И тихо-тихо
Подходит ближе. Хитрий, билят, чувиха!
Ворон — молчит. Но кущать перестал.
И гордо смотрит вниз. Как Ленин с пьедестал.
Лисиц чуть-чуть немножько отдохнул —
И снова.

  • 10 mixabest
  • 22.03 , в 22:36

Я себя чувствую: ну: просто чмом!
Когда смотрю на твой високий лоб.
Ты — гений! Твоя мисль, как антилоп,
Несется вскачь, опережая время.
Ты самий мудрий между нами всеми!
На твой на лоб написано вот тут,
Щьто ты закончил главний институт.
И щьто с медалью ты закончищь академий.
Я зуб даю! Щьто Нобелевский премий
Тебе вручат, ну, максимум, в субботу!
За математика контрольную работу.
Я глаз даю! Щьто умных в этом мире
Всего лишь двое: ты и Пентиум четыре.
Спасибо, Бог, щьто ты позволил мне родиться
В один эпох с этот великий птица!>
Так говорит лисиц. И ближе, ближе
К ворон свои пододвигает лыжи.
Ворон — молчит. Надулься, как индюк!
Аж пузо випирает из-под брюк.
Такой прям важный стал, как будто царь.
Как генеральний птица-секретарь.

ГАЗЕТА «КИЖИ»
первая музейная газета Карелии

История одной песни

«Под ракитою зеленой…» («Чёрный ворон»)

Мы продолжаем знакомить наших читателей с некоторыми историческими сведениями о песнях, знакомых и любимых всеми, а также записанных в фольклорных экспедициях на территории Карелии.

В этом номере наш рассказ пойдет о песне «Под ракитою зеленой». Эта одна из популярнейших казачьих песен рассказывает о том, как перед своей кончиной раненый воин видит черного ворона и просит его слетать на родимую сторону и передать своим родным — отцу, матери и жене — то, что домой ждать его не нужно. В славянских представлениях птица ворон — это вещая птица, которая живет до трехсот лет и владеет некоторыми тайнами: предсказывает смерть и нападение врагов, в былинах дает советы героям, в сказках указывает зарытый клад, а в песнях приносит матери весть о гибели сына. Вероятно, это связано с тем, что ворон умеет воспроизводить человеческую речь. Кроме того черный ворон считается вещей птицей, сопутствующей смерти на поле битвы.

Песня «Под ракитою зеленой» была записана в экспедиции в заонежском селе Шуньга Медвежьегорского района студентами Петрозаводской консерватории им. Н. А. Римского-Корсакова в 1976 г. Исполнила ее знаменитая заонежская песельница Прасковья Ивановна Гирина (1913–2002), уроженка д. Шуньгский Бор Толвуйской волости (ныне территории Медвежьегорского района). Вот текст этой песни (с сохранением особенностей заонежского диалекта):

Пад ракитаю зелёнай, ай русский раненый ляжал, Он штыком в груди пранзеннай крест свой меднай прижимал. (2 р.) Кровь та лилася в свежай ране, на истоптанный песок. (2 р.) Над им та вился черный воран, чуя лакомый кусок. (2 р.) Ты да не вейся чёрный воран, а над маёй над галавой. (2 р.) Ты та дабычи не даждёшься, я салдат есче живой. (2 р.) Ты слетай-ка черный воран на радиму старану. (2 р.) На радимую старонку, к отцу к матери к радной. (2 р.) Ты скажи маёй невесте, что я салдат есче живой. (2 р.) Ты скажи маёй невести, что я жанился на втарой. (2 р.) Взял невесту тиха смирну, в тихам поле под ракитов куст. Взял невесту в тихом поле под ракитов белай куст.

Считается, что эта песня народная, но это не совсем так. Слова данной песни сочинил Н. Ф. Верёвкин (1800 — ?), который совмещал армейскую службу с сочинением песен. О Николае Фёдоровиче Веревкине сведений известно очень немного. Историки и литературоведы установили, что Николай Верёвкин был унтер-офицером Невского пехотного полка. Публицисты, писавшие о творчестве поэта, отмечают, что его песни выделяются среди других исключительной исторической достоверностью и являются прекрасными иллюстрациями военных событий начала царствования Императора Николая I. Но, как замечают некоторые исследователи, у песен Николая Федоровича есть одна характерная особенность — все они глубоко проникнуты верноподданническим чувством любви к Российскому Престолу и Отечеству. Об этом писал в своей статье «Крестьянская литература» А. Ревякин в пятом томе Литературной энциклопедии за 1931 г.: «В истории дворянской литературы нет более верноподданнических солдатских песен, нежели песни рядового М. Белкина и унтер-офицера Невского пехотного полка Николая Веревкина».

Несколько его песен были единожды опубликованы в журнале универсального содержания «Библиотека для чтения» т. XX за 1837 год. Этот журнал выходил ежемесячно в г. Санкт-Петербурге в 1834–1865 годы и был первым многотиражным журналом в России. Его основателем был издатель и книготорговец А. Ф. Смирдин, а редактором был приглашён профессор Санкт-Петербургского университета и литератор О. И. Сенковский. В это издание вошли такие тексты солдатских песен первого пехотного корпуса, сочиненные Н. Веревкиным, как «Песня о персидской компании», «Песня о компании в Азиатской Турции», «Песня о польской компании», «Песня на сбор войск», «Песня после учения», «Песня боевая». К ним было примечание: «Эти песни поются солдатами всего корпуса и сочинены корпусным поэтом, унтер-офицером Невскаго пехотнаго полка, Николаем Веревкиным. Они были литографированы в Вильне, по приказанию корпусного командира, барона Гейсмана». Некоторые произведения Николая Верёвкина популярны и поныне, хотя многие не подозревают об их авторстве, считая их народными (к примеру, «Песня после учения», в которой совершенно изменён текст, но всё же он легко узнаваем в известной сегодня песне «Любо, братцы, любо»).

К своим стихам поэт брал популярные на тот момент мелодии. Видимо, мелодия и к песне «Под ракитою зеленой» досталась от какой-то более ранней популярной песни. Но тут исследователи ничем помочь не могут в плане поиска музыкального первоисточника к песне. Ниже приведены слова в более полном варианте:

Под ракитою зелёной Русский раненый лежал, Ко груди, штыком пронзённой, Крест свой медный прижимал.

Кровь лилась из свежей раны На истоптанный песок; Над ним вился чёрный ворон, Чуя лакомый кусок.

«Ты не вейся, чёрный ворон, Над моею головой! Ты добычи не дождёшься, Я солдат еще живой!

Ты слетай в страну родную, Отнеси маменьке поклон. Передай платок кровавый Моей женке молодой.

Ты скажи: она свободна, Я женился на другой. Я нашёл себе невесту В чистом поле, под кустом;

Моя сваха — востра сабля, И венчал гранёный штык; Взял невесту тиху, скромну И приданно небольшо.

Взял приданно небольшое — Много лесу и долин, Много сосен, много ёлок, Много, много вересин».

В жизни чаще всего бывает так, что полюбившиеся песни прекрасно передаются от человека к человеку с одним, правда, побочным эффектом: имя автора, равно как полнота и целостность слов, имеет большую перспективу потеряться и сильно преобразиться. Так случилось и со словами нашей песни. Строфы, представляющие собой обращение солдата к ворону, стали бытовать в качестве самостоятельной казачьей народной песни «Черный ворон», повествующей о борьбе воина со смертью. В 1934 году этот вариант песни прозвучал в фильме «Чапаев» в аранжировке Гавриила Николаевича Попова, сценарий к фильму написала Анна Фурманова, по роману Дмитрия Фурманова «Чапаев» и воспоминаниям ветеранов-чапаевцев, а режиссеры фильма Георгий Васильев (1899–1946) и Сергей Васильев (1900–1959), работавшие под псевдонимом «Братья Васильевы».

Черный ворон, черный ворон, Что ты вьешься надо мной? Ты добычи не дождешься, Черный ворон, я не твой! Ты добычи не дождешься, Черный ворон, я не твой! Что ж ты когти распускаешь Над моею головой? Иль добычу себе чаешь? Черный ворон, я не твой! Иль добычу себе чаешь? Черный ворон, я не твой! Отнеси платок кровавый К милой любушке моей. Ей скажи — она свободна, Я женился на другой. Ей скажи — она свободна, Я женился на другой. Калена стрела венчала Среди битвы роковой. Вижу, смерть моя приходит,— Черный ворон, я не твой! Вижу, смерть моя приходит,— Черный ворон, весь я твой.

Вариант песни «Чёрный ворон» в чистом виде ушёл в песенную казачью культуру и зажил вполне самостоятельной жизнью, отличной от песни «Под зелёною ракитой» мелодией. Генерал Петр Краснов в своей книге «Картины былого Тихого Дона» (1909 г.) пишет, что песня «Черный ворон» родилась на Кавказе во время борьбы донских казаков и кавказскими горцами (1801–1864): «Много казаков полегло в горах и долинах Кавказа и над их никому не известными могилами нет ни креста, ни памятника. Погибшие в одиночку, без свидетелей, донцы умирали в горах, окруженные воронами да хищными орлами. Там зародилась и эта печальная песня казачья».

Читать еще:  Почему ворон черный

Черный ворон Друг ты мой да залетный. Ты летаешь далеко. Черный ворон Друг ты мой да залетный. Ты летаешь далеко. Ты летаешь далеко Ты летал, летал по белу свету. Нашел рученьку с кольцом Ты летал, летал по белу свету. Нашел рученьку с кольцом Нашел рученьку с кольцом По колечку ой да я да узнала Чья у ворона рука По колечку ой да я да узнала Чья у ворона рука Чья у ворона рука То рука, рука мого да милого Знать убит он на войне То рука, рука мого да милого Знать убит он на войне Знать убит он на войне Он убитый, даже не зарытый Лежит на чужой земле Он убитый, даже не зарытый Лежит на чужой земле.

Конечно, песня «Чёрный ворон» не зародилась, а всего лишь видоизменилась в Кавказских войнах, оставив при этом смысл исходного варианта.

А вот еще вариант слов песни «Черный ворон» из репертуара фольклорного ансамбля древнерусской музыки и импровизации «Русичи»:

Чёрный ворон — храбрый воин, где же ты ворон летал. Я лятал между горами, видел синие моря. Ты принес нам, чёрный ворон, руку белую с кольцом. По колечку я да узнала чья у ворона рука. То рука, рука мого милова знать убит он на войне. Он убит и ляжет незарытый в чужедальней стороне. На Мамаевом, да на кургане, где кипел кровавый бой. Бой кровавый, пир да богатый, будут помнить целый век. Он пришёл, пришёл туда с лопатой — душа добрый человек. Вырыл яму, а он приглубоку, и сложил своих бойцов. И поставил крест дубовый, на нем надпись надписал. Здесь ляжат сто пуд герои — слава русским казакам. Спите, спите, храбрые герои, во могильной тишине. Вас и зверь тут, а вон не разроет, чёрный ворон не склюет.

Во времена Первой мировой войны был известен и такой вариант песни «Под ракитою зеленой»: Под ракитою зеленой Русский раненый лежал, Он к груди, штыком пронзенной, Крест свой медный прижимал.

Кровь лилась из малой ранки На истоптанный песок. Над ним вился черный ворон, Чуя лакомый кусок.

Ты не вейся, черный ворон, Над моею головой, Я тебе да не поддамся, Я казак еще живой!

Пролетай ты, черный ворон, К отцу с матерью родной. Ты снеси им, черный ворон, Мой поклончик слезовой.

А жене моей красивой — Хоть платочек кровавой. И скажи, чтоб не тужила, Я женился на другой.

Я женился на другой — На винтовке строевой. Шашка свашкою была, Со штыком венчался я.

Шашка свашкою была, Со штыком венчался я. Взял приданое большое — Все германские поля.

В народе существует и немного другое начало песни: Под ракитою зелёной Казак раненый лежал Он, стрелою прободёный, Крест свой медный целовал.

Кровь лилась из чёрной раны На истоптанный песок, А над ним кружился ворон, Чуя лакомый кусок. (Далее все, как в предыдущем варианте песни).

В период Великой Отечественной войны появилась песня с похожим сюжетом: Под ракитою зелёной Русский раненый лежал Ко груди своей пронзённой Красный орден прижимал.

Кровь лилась из свежей раны На истоптанный песок, А над ним кружился ворон, Чуя лакомый кусок.

Вдруг раздался клич военный, Снова грянул жаркий бой, И, к раките прислонённый, Услыхал его герой.

Услыхал и приподнялся, Как мертвец среди могил, За винтовку быстро взялся, Но упал, лишившись сил.

Чёрный ворон, чёрный ворон, Что ты вьёшься надо мной? Ты добычи не дождёшься — Я боец еще живой.
Ты лети-ка, отнеси-ка Родной маменьке привет. А жене моей любимой — Кровью облитый кисет.

И скажи, что умер честно Я за Родину свою, За Советскую державу, За советскую звезду.

Солдатская песня времен XIX века «Под ракитою зеленой» стала народной в полном смысле этого слова. На сегодняшний день самая известная песня пехотного Невского полка занимает почётное место в репертуарах многих исполнителей — от фольклорных ансамблей до симфонических оркестров, от рок-групп до камерных певцов. Так в репертуаре мужского состава Фольклорно-этнографического ансамбля музея-заповедника «Кижи» она есть, и ее можно услышать во время концертов коллектива.

Литература: Антология военной песни / Сост. и автор предисл. В. Калугин.— М.: Эксмо, 2006. Интернет источники: http://nevsky-polk.narod.ru/pesni.html, http://tularus.org/index.php/obychaj/1087-culture-21-10-13.

Надежда ПОРОЗОВА, специалист по фольклору отдела изучения и музейной презентации фольклорного наследия

Вороне что жила в горах

Совместно с Арменом Айрапетяном:

ИЗ АЛЬБОМА А.К.

Верю я, что сбудется предвестье,
Мной предвосхищенное в мечтах,
И пройдет по тихому предместью
Лев Толстой в оранжевых портах.

И Тургенев, дурь смешавши с дрянью,
Дружески прошепчет в ухо мне:
«Чу! Смотри — Есенин гулкой ранью
Поскакал на розовом слоне!»

ИННОКЕНТИЙ ЕДЕТ В ТРАМВАЕ

Иннокентий садится в последний трамвай,
Где кондуктора нет и в помине.
Семь голодных мужчин там едят каравай,
Увязая зубами в мякине.

Иннокентий рассеяно смотрит вокруг,
В рукаве его теплится свечка.
Семь раздетых мужчин примеряют сюртук,
На лице у седьмого — уздечка.

Пожилая ткачиха желает сойти,
Гневно машет большими руками.
Семь бегущих мужчин на трамвайном пути
Затевают дуэль с ездоками.

Иннокентий стреляет в пустое окно,
Прижимаясь к прикладу предплечьем.
Одному из мужчин прострелили сукно,
Шесть отделались легким увечьем.

Пожилая ткачиха без чувства лежит.
Иннокентий задумчиво дремлет.
Над трамвайным путем черный ворон кружит
И искре электрической внемлет.

ПОЛТОРАКИ НАНОСИТ ИННОКЕНТИЮ ВИЗИТ

Полтораки — повеса, мошенник и плут —
К Иннокентию в двери стучится.
В сей парадной соседи давно не живут,
Но порою приходят мочиться.

Иннокентий задумчиво пьет молоко,
Таракана узревши во мраке.
На душе его мирно, светло и легко,
Он не хочет впускать Полтораки.

Даже если он двери откроет ему,
То, наверное, кинет поленом,
Или, если полена не будет в дому,
Между ног ему двинет коленом.

Полтораки же злобно царапает дверь
И в замочную скважину свищет,
На пожарную лестницу лезет, как зверь, —
Он свиданья с хозяином ищет.

Иннокентий ложится в пустую кровать,
На стене таракан копошится,
За окном Полтораки ползет умирать,
И над ним черный ворон кружится.

ИННОКЕНТИЙ СОЗЕРЦАЕТ СВЕТИЛА

Иннокентий привычно садится на стул,
Поглощенный светил созерцаньем.
Вот уж утренний ветер над крышей подул,
Отвечают светила мерцаньем.

Иннокентий не сводит задумчивых глаз
С возникающих в небе явлений.
Небосвод озарился, мелькнул и погас,
Иннокентий исполнен сомнений.

Существует ли все, что горит в небесах,
Или это — всего лишь картина?
Скоро полночь пробьет на кремлевких часах,
На лице у него — паутина.

Кто другой бы сидел — Иннокентий встает
И решительно ходит по крыше.
Под ногами его рубероид поет,
Иннокентий взволнованно дышит.

Он спускается с крыши — он понял, в чем суть.
Дева в бочке подштанники плещет.
Он хватает ту деву за нежную грудь.
Средь небес черный ворон трепещет.

ИННОКЕНТИЙ В ГОРАХ

Иннокентий вращает коленчатый вал,
Шестерня под рукою скрежещет.
Покачнулся автобус и в пропасть упал,
Вместе с ним — Иннокентьевы вещи.

Пассажиры безумные в пропасть глядят,
Над паденьем ехидно смеются.
Пять ученых мужей прах горстями едят
И о камень сединами бьются.

Иннокентий сдувает пылинки с манжет,
Упираясь в гору альпенштоком.
На конце альпенштока — портрет Беранже
И Горация томик под боком.

Он уже на вершине, он снял сапоги,
Над строкою Горация плачет.
Между тем уже полночь, не видно ни зги,
Иннокентий Горация прячет.

Вот и «скорая помощь» стоит под скалой,
Пассажиры дерутся с врачами.
Черный ворон летает над их головой,
Поводя ледяными очами.

ИННОКЕНТИЙ СПАСАЕТ ОДНУ ИЛИ ДВУХ ДЕВ

Иннокентий стоит на своей голове,
Презирая закон тяготенья.
Мимо юная дева, а может быть, две,
Проходя, вызывают смятенье.

Иннокентий гордится своим либидо,
Юным девам он делает знаки,
Но внезапно, въезжая в красивом ландо,
Появляется скот Полтораки.

Эту деву иль двух он желает увлечь,
Перед ними он кобелем пляшет.
Иннокентий, чтоб дев чистоту уберечь,
Полтораки отчаянно машет.

Полтораки отходит на десять шагов,
Чтобы в челюсть ему не попало.
Изумленная дева при виде врагов
Покачнулась и в шахту упала.

Полтараки, поверженный, мрачный лежит.
Иннокентий спускается в шахту.
Черный ворон бессмысленно в небе кружит,
Совершая бессменную вахту.

ИННОКЕНТИЙ СПУСКАЕТСЯ ПО ЗЕМЛЮ

Иннокентий спускается в мрачный подвал,
Подземелье наполнено смрадом.
Он решает устроить большой карнавал,
Предваренный военным парадом.

Иннокентий в раздумье обходит углы,
Шевеля стеариновой свечкой:
«Здесь прекрасные дамы, стройны и смуглы,
Будут в карты играть перед печкой.

Кирасиры, своим сапогом топоча,
Их на вальс пригласят неуклюже. »
Зашипела и вовсе погасла свеча.
Иннокентий шагает по луже.

Он рукой скребет по осклизлой стене,
Он зовет громогласно и внятно:
«О прекрасный Панкрат, поспеши же ко мне
И открой мне дорогу обратно!»

Старый дворник Панкрат сильно пьяный лежит
И призыву из мрака не внемлет.
Высоко в небесах черный ворон кружит,
Ревматичные крылья подъемлет.

ИННОКЕНТИЙ НА ЗАВОДЕ

Иннокентий глядит на токарный станок,
Восхищенный вращеньем детали.
Искрометная стружка летит между ног,
Раздается визжание стали.

Одинокие токари ходят гурьбой,
Аромат источая мазута;
Иннокентия видят они пред собой,
Назревает кровавая смута.

Иннокентий, от них отбиваясь сверлом,
За переднею прячется бабкой.
Он под самую крышу влезает орлом
И кидает в них норковой шапкой.

Отродясь не видали такого в цеху —
Токарь шапкою наземь повержен.
Иннокентий, как птица, парит наверху,
Вероломством рабочих рассержен.

Там, где пели станки, — все в руинах лежит.
Иннокентий безмерно страдает.
Он то волосы рвет, то куда-то бежит.
На плече его ворон рыдает.

КАРТИНЫ ИЗ СЕЛЬСКОЙ ЖИЗНИ

У поворота на Коростылево
Угрюмый старец сильно бьет клюкой
Увязшего в болоте крокодила.
А тот, возведши очи к небесам,
Окрестность оглашает хриплым стоном.

Усталые седые агрономы
От жен сварливых прячутся в кусты
И там сидят, порою по два года,
Из удобрений гонят самогон,
И, пьяные, играют в «накось-выкусь».

Порой в колхоз привозят трактора —
Тогда крестьянин прячется под стог,
А те свирепо точат шестерни,
И, лязгая стальными клапанами,
Гоняются за девками по лугу.

Пейзанки собирают колоски
И прячут их стыдливо по подолы.
Вон пастухи в амбаре пьют «Шанель»
И обсуждают новое бьеннале.
В тумане чье-то светит декольте.

Читать еще:  Птица ворон фото

Толпа пейзанок, юбки подобрав,
Прихватывает Федю-недоумка
И боязливо дергают за член —
А тот стоит и в ус себе не дует,
Лишь слюни каплют из большого рта.

Захорошело тучное жнивье,
Рычит в конюшне боров кровожадный
И роет землю кованым копытом.
Пейзанки с визгом мочатся в кустах.
Счастливая весенняя пора!

БАСНЯ N.1

Кривой Ефрем пошел купаться в пруд,
Но пруд был крут,
И наш Ефрем, не видя дальше носа,
Упал с откоса;
И в миг остался без хвоста.

Мораль сей басни непроста:
Не зная женскую породу,
Не суйся в воду.

БАСНЯ N.2

Одна лиса жила в дупле березы.
Пришел медведь и начал ей глядеть.
Потом ударили морозы,
Замерзло все.
Лиса ушла в кредит,
Медведь же вмерз в дупло
И до сих пор глядит.

Мораль проста:
Не будь, как тот медведь, —
Пришел, так незачем глядеть.

НАБЛЮДЕНИЯ

Военное:
Чинно бродит часовой —
От него несет травой.

Уличное:
Идут солдаты —
Все поддаты.

Житейское:
Однажды я пришел домой —
Лежал в постели домовой.

О времени:
Пушки с пристани палят —
К мужику пристать велят.

ПЕРВЫЙ СТИХ О КВАРТИРЕ НОМЕР ШЕСТЬ

Эльжбета Моховая, белошвейка,
Искусная в раскидывании карт,
Живет себе на улице Бассейной,
На этаже меж третьим и четвертым,
В загадочной квартире номер шесть.

Заходят в двери разные собаки,
Ласкаются и трогают колени;
Эльжбета Моховая неприступна,
Но кормит их молочной колбасой.

Съев колбасу, собаки пляшут пляски,
Выкидывают разные коленца;
Одна из них вертится, как щелкунчик
Из оперы Чайковского «Щелкунчик»,
Другая замерла по стойке смирно,
Как юный часовой пред генералом,
И так стоит недвижно на ушах.
Эльжбета же идет готовить чай.

Перенесемся мысленно на кухню,
Которая была колонным залом,
А ранее вмещала монастырь.
Под сводами — в предвечной темноте,
Так высоко, что глаз почти не внемлет,
Знамена, гербы, древки и щиты,
Следы побед, пожаров и сражений;
Окаменевшей гарпии крыла.
Эльжбета входит и — поражена
Готическою сумрачной красою —
Набрасывает кухонный ландшафт
В блокноте, что у ней всегда в руке:
Но, вдруг забыв искусство навсегда,
Вся опрометью к чайнику несется.
А чайник, своенравный люцифер,
Малиновою злобою налился,
Шипит, стрекочет, давится, хрипит
И плещет огнедышащею лавой;
Едва Эльжбета ближе подойдет —
Он ей кричит сквозь хохот сатанинский:
«Прощайся с миром, жалкий род людской,
Пришел конец твоей бесславной жизни,
Отныне я — начальник над землей!».

За сим следит старинный друг Эльжбеты,
Он притаился средь оконных рам.
Сей друг ей — не случайный джентльмен.
Он носит фрак на голом, стройном теле,
И волосы заплетены в косу;
А сам он по профессии индеец,
С таинственной фамилией Ваксмахер.

Как говорил однажды Нострадамус,
Придет конец горению конфорки
И всем другим бесовским западням;
Стоит индеец, как тотемный столб,
Недрогнувшей рукой снимает чайник
И рыцарски Эльжбете подает.

Меж тем собаки съели колбасу
И, острым чувством голода томимы,
Готовы перейти на интерьер;
Тут вносят чай Эльжбета и Ваксмахер.
Какое ликованье началось,
Какие там произносились тосты;
А поутру поехали к цыганам.
Но это — лишь вступление к поэме
Про чудо жизнь в квартире номер шесть.

ВТОРОЙ СТИХ О КВАРТИРЕ НОМЕР ШЕСТЬ

Вчера в квартире крали серебро
И вынесли практически полтонны;
Но тут выходит старый доктор Гук
И кашляет презрительно вдогонку.
Послушайте — он говорит ворам,
Но те упорно слышать не желают
И, покраснев, толпятся у стены;
А более застенчивые — плачут.
Послушайте, — опять кричит им Гук;
Но воры упадают на колени
И в сторону его ползут ботинок,
Рассчитывая их облобызать.
И с криком омерзенья старый доктор
Взбирается по стенке к потолку,
Выплевывая грязную известку.
И, в этот поразительный момент,
Эльжбета Моховая на подносе
Несет по коридору кос-халву
И под ноги нисколько не глядит;
Ну, как тут не запнуться о воров?
Бабах — и прямо падает средь них,
Как будто мало ей переполоха.
А кос-халва, как птица коростыль,
Летит с размаха вдоль по коридору,
Рискуя потерять съедобный вид;
И вовсе бы пропал деликатес,
Когда б не сударь Петр Трощенков,
Ударник из одной известной группы:
Он молодецки ловит кос-халву
Рукой, привычной к палочке ударной;
Другой же, как домкратом, без труда
Эльжбету прямо с пола поднимает
И рыцарски ссыпает кос-халву
Ей в декольте парижского халата.
Потом велит ворам вернуть металл
И доктора снимает с потолка.
На сем прервем течение стиха;
Перо не в силах описать веселья,
В которое повергнута квартира.
Спасенный Гук отплясывает вальс,
А Петр открывает тайны ритма
Застенчиво внимающей Эльвире;
И даже воры, тихо поскулив
И беззаветно вывернув карманы,
Всю ночь в такси им водку достают.
Вот так живут в квартире номер шесть.

Люди, живущие с воронами

4 сентября 2017 в 16:45

Ворон обыкновенный — самый крупный из семейства врановых. Размах крыльев достигает полутора метров, длина тела 60–70 сантиметров, а вес около двух килограммов — это примерно раза в два больше обычной, городской серой вороны.

У взрослого здорового ворона красивое оперение с синим отливом. Зачастую их покупают в подарок ребенку, для «имиджа» или в качестве украшения интерьера. На птичьем рынке каждую весну браконьеры продают около 60–80 птенцов воронов, которых забрали из гнезд родителей. Многие птенцы продаются по два-три раза — разочарованные в приобретении, люди приносят их обратно продавцам. Но чаще таких воронов просто отпускают на «волю» — выращенные в домашних условиях, на улице такие птицы долго не живут. Надолго с хозяевами только единицы. Настоящих приютов для диких птиц в Москве нет — так же, как и нет в черте города центров реабилитации и реинтродукции для пернатых. Существует несколько форумов и клубов любителей врановых, которые подбирают умирающих птиц, лечат и ухаживают за ними. The Village поговорил с людьми, у которых дома живут дикие вороны, и узнал, как меняется жизнь с их появлением.

Фотографии и видео

Иван Анисимов

Анастасия и ворон Клара

Как в доме появился ворон

Клара стала нашей первой большой птицей. До нее у меня были максимум попугайчики. Еще собака, всякие крысы, мыши, грызуны. А теперь у нас две вороны. Ворон — достаточно сложная птица в плане содержания и общения с ней. Клара не задерживалась у прежних владельцев долго, потому что была молодая, а маленькие вороны ведут себя разрушительно из-за любопытства. Мы с мужем забрали ее к себе, хотя это было спонтанное решение. Просто тогда не знали, на что шли. В июне исполнилось десять лет, как она у нас появилась. В неволе вороны живут около 40 лет, рекорд — 70 вроде бы, в московском зоопарке.

О жизни с вороном

Когда дикая птица, не приспособленная для домашнего содержания, появляется в квартире, меняется все. Сначала она разрушает все что может, а потом уже создается пригодная для нее среда и место, где она больше всего тусуется, ест, спит. В этом месте лучше закрыть обои и убрать паркет, потому что обои и паркет вороны очень любят. Раньше у нас была однокомнатная квартира, и мы жили с Кларой в одной комнате, теперь живем в двухкомнатной — она живет отдельно, и ей посвободнее.

Вороны, как и все птицы, везде какают. Нужно постоянно делать уборку или терпеть вонь и грязь повсюду. Она может пройтись и разнести кал по всей квартире, сама испачкать перья. Поэтому надо ее купать периодически. Это несложно: ставишь тазик с водой, и она в нем плещется, моется сама.

Ест она, в принципе, все, рацион как у собаки — мясо, всякие крупы, каши. Клара любит овощи, фрукты, но выборочно. У воронов есть целый ряд запретов в еде — сладкое, цитрусовые, шоколад ни в коем случае нельзя, кофе нельзя, нельзя очень жирное и соленое. Сейчас я работаю полный день, раньше сидела дома — это было для нее лучше. Поэтому она вредничает, с ней мало времени проводят. Она не так зависит от общества человека в плане поиграться или чтобы погладили, но ей просто приятно, когда человек рядом. Ей нужно на кого-то смотреть. Иногда она выходит в коридор из своей комнаты, садится на тумбочку и просто смотрит. Чистится, своими делами занимается, но при этом ей нужно понимать, что человек здесь, рядом.

Об интеллектуальных способностях Клары

Вороны очень своенравны и порой агрессивны. Знаю случаи, когда ворон начинал ревновать своего хозяина, нападал на других людей. Клюют они очень больно, могут и до крови прокусить. Могут подрать когтями. Птица крупная, и спастись от нее непросто, тут сразу вспоминается фильм Хичкока «Птицы». Всегда есть опасения, что ворон может выклевать глаз. Это зависит от характера птицы.

Вороны себе на уме. Сложно сказать, злые они или добрые. У нас Клара все-таки добрая. Каких-то невероятных особенных историй за десять лет почему-то не было. Она очень спокойная и домоседка, не очень любит гулять, какие-то выезды. Иногда шкодит, что-то утаскивает. Она очень любит воровать столовые приборы: они интересные, блестящие, их можно куда-то спрятать, с ними поиграть.

Она узнает людей, и она знает, что можно, что нельзя. Если что-то нельзя, то можно сделать это незаметно. Периодически проверяет людей на то, боятся они ее или нет. Приходит новый человек, она сразу на него «быкует»: распушается, в два раза больше становится и начинает на него грозно идти. Если человек напугался, Клара так все время будет за ним ходить и пугать — за тапочки пытаться клевать, за штанину, издеваться. А если человек показал, что не очень ее боится, она будет к нему осторожна. По сути, она больше трусиха.

Вороны — пересмешники, они очень любят подражать, причем и вороны, и вороны любят подражать звуку. Но наша пока не говорит. Я, если честно, не знаю, как научить. Вот с попугаями часто занимаются специально. Слышала рассказы про ворону, которая научилась хохотать, имитировать звук будильника, какие-то слова повторять; на YouTube есть несколько каналов, где говорящие вороны всякое выделывают. И это очень смешно: камеру подносят к ворону, он большой там, сразу распушается и женским голосом говорит: «Кушать». У него спрашивают: «Ты хочешь кушать?» — и он такой: «Кушать».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector